С нянями мне не везет, и это совершенно объективный факт.

Так вот, чем меня не устраивают голландские няни? Здесь, конечно, дело еще в культурном различии. Вернее, только в нем.

Нидерланды — это вам не постсоветское пространство. Шанс найти душевную, но строгую бывшую учительницу начальных классов, которая будет ездить к вам из Химок с тремя пересадками, фактически сведен к нулю. Тут вы найдете лишь владелицу педикюрного салона, которая не против найти работу в соседнем доме, причем только по вторникам с девяти до двенадцати. В эти выходные она, кстати, высаживает тюльпаны у свекрови, а в следующие едет с церковным хором в Обнинск. Иными словами, мы живем в благополучной европейской стране, где минимальный размер оплаты труда составляет чуть больше полутора тысяч евро. И не так много людей будут подстраиваться под ваши планы в ущерб собственным ради возможности дополнительного заработка. За них я искренне рада, за себя — не очень. Такой вот конфликт личных и общественных интересов.

Да, соответствующие вебсайты буквально кишат тинейджерами, желающими подработать за несколько евро в час, но на это моя внутренняя наседка пойти не могла. «Да ладно, — убеждал меня известный пофигист Адри, — раньше на безопасность вообще по-иному смотрели. Меня, например, привязывали. Ну представь, в семье четверо детей, родители с половины пятого утра на работе — выпекают хлеб. А я всегда был проблемным ребенком. Меня могли привязать к дереву трехметровой веревкой, я носился по садику, а мама, работая, следила за мной в окно. Иногда даже друзей приводили поиграть». Я представила кучерявого неугомонного мальчика, играющего в догонялки на поводке, утерла слезы и пошла дальше искать адекватную няню.

Некоторые объявления откровенно пугали: «Добрый день, меня зовут Инес. Я двадцать пять лет проработала начальником отдела взыскания долгов в крупном банке. Теперь вышла на пенсию и готова присмотреть за вашими детьми. Сразу укажу, что на услуги по уборке не рассчитывайте — мне этой работы и дома хватает!» Я поняла, что если мы не устроим Инес по всем пунктам, она, недолго думая, конфискует у нас газонокосилку или молокоотсос в счет морального долга. 

Но мне очень хотелось на работе набрать побольше проектов, поэтому нужна была помощница пару раз в неделю на несколько часов.

Астрид была идеальна. Двадцать один год, диплом педагогического работника, третий год работает в ясельной группе местного детского сада. Коринн была от нее без ума, и я поначалу тоже. «Мама уходит, мама пока», — тактично толкала меня дочка к выходу, едва завидев велосипед няни во дворе. Да, Астрид была великолепна и прекрасно знала об этом. Бронировать ее нужно было — я не шучу — минимум за три недели, с чем я смирилась. «Мне не очень удобно, что Адри сегодня полдня дома, — высказывала она мне, — ребенок будет на него отвлекаться».  Я  принималась оправдываться, что муж несколько часов будет работать в саду, и никак его не выгнать, поверьте, я пробовала, вы уж как-нибудь тут, хотите, я сделаю вам кофе?

На третью нашу встречу Астрид отправилась с Коринн в парк на весь день. Я предложила им пообедать прямо там, в местном кафе. Вернувшись вечером, девушка протянула мне с милой улыбкой чек. Коринн получила порцию картошки фри и яблочный сок общей ценой в пять евро, Астрид же откушала трюфельного карпаччо,  не побрезговала и парочкой стаканов свежевыжатого сока и завершила трапезу латте с фирменным десертом. Я смотрела на чек и говорила себе: «Викуся, не скрипи так зубами, иначе отвалятся твои виниры к чертовой бабушке и не видать тебе весь следующий год карпаччо, если только в перемолотом виде и через трубочку».

Жалко мне двадцать с лишним евро для няни, которой я доверяю своего ребенка? Нет. Я вообще ненормально легко расстаюсь с деньгами. Хотя вообще-то это стоимость двух часов ее работы. Раздражает ли меня подобная беспардонность? О да. Очень. К сожалению, после того как она в третий раз подряд отменила свой за три недели забронированный визит (у меня свидание, я только что заболела, у моего папы день рождения), нарушив в последний момент наши планы, прожорливую идеальную Астрид пришлось от дома отлучить.

Потом была Шарон, которая после ознакомительной встречи улетела на Тенерифе, прислала извинительную эсэмэску, что застряла в аэропорту, и больше мы о ней ничего не слышали. Полагаю, ее история легла в основу сценария фильма «Терминал». В роли мятежной няни — душка Том Хэнкс.

Запомнились мне  также Лоннеке, только что вернувшаяся из рехаба, из РЕХАБА («о, я получила там совершенно новый опыт. Там такие милые люди. Так ко скольки мне приходить?»), Аманда, которая, как оказалось, принципиально не меняла памперсы и ждала, что я это сделаю за нее.

Если очень обобщать, то голландкам практически не свойственна нормальная умеренная услужливость. Под услужливостью я подразумеваю приветливость и готовность подстроиться под работодателя в адекватных пределах. Сама я в работе именно такая, потому жду похожего от других, но фиг вам. Официантки, которые отчитают вас за смену заказа, уборщицы, оставляющие свои бычки на крыльце, няня, которая, может, и посидит с ребенком, но не уберет за собой разбросанные по всему доме игрушки. Субординация отсутствует, все равны, и вообще коммунизм давно перестал быть призрачной химерой. 

Конечно, я мечтала о милой русскоязычной помощнице, которая и Агнию Барто, и пересказ «Тихого Дона», и совместный просмотр Феллини. Но эти феи обитают в основном в Амстердаме и Гааге, поэтому до нас не долетают. Либо стоят очень дорого, учитывая оплату дороги.  Парочка, правда, все же дошла, но не задержалась.

Ирина, например,  пришла знакомиться с Коринн, когда той было год и семь.

— Она у вас что, еще в памперсе? — громким шепотом спросила она, распахнув глаза в изумлении.

— Да, — я автоматически тоже понизила голос, словно мы говорили о чем-то очень постыдном.

К слову напомню, что в Нидерландах к соскам и памперсам относятся очень спокойно. Считают, что до восемнадцати в памперсе еще никто не дохаживал. В целом годам к трем все как-то устаканивается.

— Это очень, очень плохо, — прошептала Ирина и нахмурила лоб, — но есть проверенный способ. Надо вставать четыре-пять раз за ночь, высаживать ребенка на горшок и лить у него над ухом воду. Через пару недель все наладится…

Так я поняла, что с Ириной нам не очень по пути.

Голландский подход, кстати, себя оправдал — в два года с лишним года переход на унитазно-горшочную систему прошел мгновенно, безболезненно, и даже водяные мельницы строить по ночам не понадобилось.

(Продолжение следует)

Виктория Хогланд

опубликовано 18/12/2018 11:36
обновлено 20/12/2018
Интересные письма, Мир детства

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения