Меня недавно вызвали в школу, вернее в ясли. Коринн плохо себя вела, сорвала урок и не дала остальным детям послушать книжку про зоопарк, сообщила мне воспитательница Маришка, поджав губы. Коринн объяснили все про плохое поведение и демонстративно отсадили на заднюю парту к двоечникам.

Меня захлестнула совершенно безосновательная материнская гордость. Прямо по классику:

…Письма читают вслух. Незначительные детали преподносятся как форменные сенсации. Например, жена сообщает: «…Ленька такой настойчивый. Кол по химии схватил…» Счастливый отец прерывает чтение:
— Ишь ты, кол по химии…
Его физиономия растягивается в довольной улыбке.
И весь барак уважительно повторяет:
— Кол по химии… Это тебе не хрен собачий…(с) Сергей Довлатов, «Зона»

Напомню, моей дочери два с половиной года. Она недавно презентовала мне теорию о том, что динозавры живут в кухонных шкафах, а по вечерам садятся в самолет и улетают домой, в зоопарк: «Динозавл, пока-пока, шкаф, на зоопак, ууууууу, масолет!». Завидев робот-пылесос в радиусе трех километров, Коринн верещит: «Мамагите! Обнимашки!» и забирается на любую поверхность, желательно живую, теплую и монотонно бормочущую «Мама здесь, мама с тобой». Она сама относит грязную одежду в стирку, говорит «спасибо» и «сори» и способна полтора часа играть совершенно самостоятельно. Все это рассматривается мной как несомненные признаки абсолютной гениальности.

А тут оказывается, что мон анж вносит смуту в кудряво-блондинистые ряды голландских зайчиков.

В этот момент я открыла для себя новый мир, клянусь вам. Мир избалованных детей, всепрощающих мамаш и заявлений типа «мой ребенок не мог плеваться ушной серой в директора, он очень хороший мальчик». Я поняла, что эта функция внедрена в мам с помощью какого-то хитрого чипа и избавиться от нее нам сложнее, чем Киану Ривзу выдрать космического богомола из своего божественного пупка.

Вернувшись с директорского ковра, я пригасила пылающие уши, позвонила родителям на дачу и кратко изложила кейс. «Конечно, она возмущалась, — мама мгновенно провела блестящий поведенческий анализ, — ты же недавно водила ее в зоопарк! Ей просто-напросто было неинтересно. Ребенок хотел поделиться впечатлениями, рассказать про живых зверей, а не скучную книжку листать». По мнению мамы, Маришка пресекла творческий порыв Коринн представить публике подробную 3D-презентацию о фауне Нидерландов с комментариями Николая Дроздова и Илона Маска. «Пусть Матрешка твоя интереснее занятия проводит, тогда и дети будут нормально себя вести. Ребенок ни в чем не виноват», — вынесла вердикт моя мама, которая за четверку по литературе, истории, химии, физике, русскому, английскому, французскому языкам, ОБЖ и еще пятидесяти предметам бросала меня в карцер без еды и воды минимум на неделю. Раз в день мне спускали ведро не для того, о чем вы подумали, а чтобы положить туда готовое домашнее задание. Каждая орфографическая ошибка приравнивалась к попытке организованного бунта и понижала шансы на УДО до минус десяти в третьей степени. «Молодец Коринн! Знай наших», — веско подтвердил мамину педагогическую позицию материализовавшийся из курятника папа.

Видимо, с появлением внуков чип автоматически скачивает новое приложение, приказывающее мозгу оправдывать любые деяния маленького ангела и закупать мягких малышариков небольшими контейнерами, по тысяче штук партия.

Если кто меня плохо знает, заявлю для протокола, что я — однозначно «за» дисциплину. За структуру, правила и горячие супы. В карцер нам, конечно, рановато, но и вседозволенности моя обожаемая принцесса не дождется. Слишком часто я видела, к чему она приводит. Сказать «да» двухлетнему очаровательному пупсику очень легко. Вы попробуйте потом обьяснить шестнадцатилетней пигалице, что стричь ногти в папиной машине — это не очень прилично, а еще хорошо бы выучить слова «добрый день», «до свидания» и «спасибо». Адри, который тает при одном взгляде на свою точную копию, меня поддерживает и, сдержанно рыдая, угрожает любимице лишить ее клубники на неделю, если она и дальше будет требовать одни печеньки на ужин. (Это я сейчас себе стелю соломку, когда набегут разные мамы и начнут мне указывать, что все это никуда не годится и вообще жизнь нас неминуемо пустит в расход.) Так что расслабьтесь, эксперты. Дисциплина любви не помеха. Всего-то нужно — выдрать чип из пупка.

С Коринн была проведена воспитательная работа, и о вопиющем случае благополучно забыли.

А недавно в яслях состоялась такая штука, как «десятиминутный разговор». Раз в год голландский родитель получает свое законное время, чтобы обсудить поведение и развитие своего ребенка. Я, честно говоря, рассчитывала на получасовую болтовню с воспитательницами с чайком и пирожными, но нидерландская реальность в очередной раз стукнула меня головой о бетон.

Меня усадили на стул напротив двух воспитательниц, демонстративно завели таймер с отсчетом времени, чтобы не растекаться мыслью по известной поверхности, и начали рассказ. В целом Коринн преуспевала. Получила зачеты по моторике, навыкам общения, еде (то есть послушно жевала крекеры, бутерброды и фрукты, не каши же и супы давать в голландском детсаду). Получила пятерку по речи, начала называть предметы по очереди и русскими и голландскими словами. Говорит неплохо, слоги переставляет только в некоторых словах, но в итоге все равно начинает произносить их правильно. Бомба замедленного действия все тикала у меня перед глазами, вызывая в памяти бессмертный хит Николая Трубача «Пять минут, осталось пять минут…».

— Да, вот только про речь,— Маришка тактично помолчала, — мы не всегда понимаем, что говорит Коринн, но нам кажется, что ваша дочь, она, возможно, …обзывается.

— ???

— Она показывает пальчиком на детей и кричит «bibidashka».

— А-а-а, это она так Чебурашку называет, —догадалась я. — Это такой русский зверек, понимаете. Ну то есть не зверек, а непонятно кто. Он родился в ящике с апельсинами… вернее, его там нашли. а родился он неизвестно где… И вот он сам хочет понять, кто же он такой, — лепетала я, сама ощущая себя Бибидашкой в этой стране правил и афспраков, и раздумывая, уместно ли встать на стул и жалостливо затянуть «Я был когда-то странной игрушкой безымянной…».

Экзистенциальные метания ушастого лирического героя не вызвали горячего отклика у экзаменационной комиссии. «Не раскрыла тему, мямлила, истерично рыдая, выбежала из аудитории»,— напишет позже Маришка в моей зачетке))).

Я хотела как-то объясниться и уже начала гуглить бессмертный мультик, как дурным голосом заорал таймер... Моя ежегодная десятиминутка истекла, пора было садиться на велосипед и пилить домой. В конце концов, мультик можно будет показать и в следующем году, когда мне снова выделят время.

А с другой стороны, может, это и неплохо: учит, так сказать, собранности. У меня в школе был один одноклассник Павлик. А у Павлика был Павлик-старший, фанатичный и занудный папа. И вот этот старший ежедневно приходил за сыном в школу, зажимал учительницу Людмилу Жоресовну в угол и вещал о своем сыне. Часами. Как-то в интернете ходила новость о человеке в костюме травы, который таким образом замаскировался, чтобы украсть ценности из музея в Орегоне. Если бы Людмила Жоресовна знала о таком способе маскировки, она бы в этом костюме прямо на уроки бы приходила, чтобы после звонка с разбегу чебурахнуться из окна, вжаться в газон и лежать так несколько часов. Молясь, чтобы рассеянный Папа-Павлик протопал по газону, то есть по Людмиле Жоресовне, в сторону дома. К несчастью, он еще и жил недалеко от нас и несколько раз совершал неожиданные нападения уже на моего собственного папу, найдя в его интеллигентном лице благодарную аудиторию. Какое-то время мой папа даже подумывал уволиться и в течение недели эвакуировать всю семью в Анадырь, только чтобы избежать ежедневных подробных отчетов о Павлике.

В общем, я готовлю свое выступление на следующем утреннике.

А Павлик, если кому интересно, вырос полным засранцем.

Виктория Хогланд

опубликовано 25/06/2018 17:38
обновлено 19/07/2018
Интересные письма, Мир детства

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения