Мы встретились с Катей  около православной церкви в Гааге после воскресной службы.  Она оказалась высокая, красивая, с задумчивыми карими глазами, улыбчивая. Мы берем детей, гуляем вдоль каналов и продолжаем начатый возле церкви непростой разговор. Макар спит, моя Коринн смотрит по сторонам.

— Нет, Вика, я не упрекаю, не спрашиваю у Бога, «за что нам это, почему он такой?» — говорит Катя. — Если Макар послан в наш мир, значит, есть в этом смысл. Значит, мы должны видеть таких, как он, помогать им. И менять себя…

— Но ведь это тяжелое испытание, как же не усомниться, не потерять веру?

— Я хочу, чтобы ты поняла. — Катя светло улыбается, ее удивительные глаза теплеют. — Я, наоборот, свою веру ежедневно укрепляю. Ведь такие детки — как маячки в этом мире, праведники от рождения и невольные святые. Они в нас, обычных людях, пробуждают человечность. Несут свет в души. Господь через таких детей являет нам Себя. Разве это не чудо, что, несмотря на все преграды, Макару сделали операцию? И что столько наших девочек, живущих в Голландии, нам помогли?

Это правда — узнав о приезде Кати, «наши люди в Нидерландах» мгновенно сплотились и решили поддержать Катю с Макаром в этот определяющий их будущее период.

Макар 

Этой мудрой девочке всего 21 год. «Сердце бьется за двоих», — написано у нее в статусе социальной сети. У ее сына — врожденный порок сердца, артезия легочной артерии 4 тип в структуре тетрады Фалло. Это значит, что кровоснабжение происходит неправильным образом. Организм, особенно легкие, ребенка постоянно страдают от недостатка кислорода… Ясно одно — Макару показано оперативное поэтапное лечение на всю жизнь, причем прогноза не может дать никто. Единственный, кто взялся провести долгожданную первую операцию, — профессор из Нидерландов Марк Хазекамп. Это произошло благодаря помощи фонда WorldVita. Я поздравляю Катю, ведь все прошло хорошо, ее малыш явно чувствует себя лучше. Катя серьезно смотрит на меня: «Вика, я тоже очень рада и благодарна всем, кто помог нам попасть в Нидерланды, но это только начало долгого пути. В ближайшем будущем еще предстоят операции».

Макару полтора года — столько же, сколько моей дочке Коринн. Пару месяцев назад ей стало плохо, мы запаниковали и кинулись в «неотложку». В реанимационной палате ее обклеили разными датчиками, которые вдруг страшно и громко запищали. По экранам запрыгали красные цифры, волной накатила удушливая паника, я застыла, вросла в пол. Помню, как Адри тряс меня за плечи и повторял — с Коринн все хорошо, это просто аппаратура, какой-то компьютерный сбой, у девочки обыкновенный вирус. Нас тщательно обследовали и отпустили домой. Иногда ночью опять приходят те пятнадцать секунд материнского кошмара: суета белых халатов, растерянный муж, плачущий голый ребенок на огромной больничной кровати. Мои несчастные пятнадцать секунд — а у Кати целых полтора года плюс бесконечность… 

Марта

Макар у Кати младший, еще есть шестилетняя девочка. «С самого начала беременности хотела назвать дочку Мартой, очень мне нравилось это имя. Появилась на свет она в день Марфы по святцам, практически в мой день рождения. При родах произошла тяжелая асфиксия. 1/2 (один/два) балла по Апгар. Реанимация, ИВЛ. Прогнозы давали страшные, а я верила в дочку, вытягивала — легко улыбается Катя. — Разве можно было отступать? Длительная реабилитация. Практиковала естественное родительство. Массажи, раннее высаживание, динамическая гимнастика, мокрые пеленки по десять раз в день. Кормила грудью до четырех лет. Была уверена, что наша с ней связь должна быть как можно крепче, в этом спасение. А самой-то всего шестнадцать было. Врачи только разводили руками — как?»

Вытащила, удержала. Марта сегодня — здоровая, красивая, умная девочка. Занимается хореографией, пением, через год в школу.

У Кати на пальце толстое обручальное кольцо, но тянет детей она одна. «Ничего, я сильная, разведусь и станет легче. А там и кольцо сниму».

Чудо

Коринн отводит мою руку с бутылочкой, капризничает. Катя извлекает из сумки печенье «Мария», фруктовое пюре, две детских книжки, сок «ФрутоНяня», упаковку влажных салфеток. Лакомства явно везлись из России для Макара, но Катя щедро угощает ими Коринн. «Какая ты голубоглазка», — воркует она и легко подхватывает мою дочку на руки. Моя малышка очарована Катей, она радостно смеется и уже лепечет ей какие-то приятности. Я удивлена: Коринн у меня девочка общительная, но привыкает к новым лицам не сразу. А тут любовь с первого взгляда.

Макар проснулся и ворочается в своей коляске. Коринн радостно подбегает к нему, в надежде найти товарища для игры. Катя привычно проверяет сына, деловито переодевает (я мельком вижу сбоку маленькой грудки совсем свежий послеоперационный шрам) и ставит на ножки. Я сажусь рядом на корточки. Коринн радостно носится вокруг. Макар делает крохотный шажок и вдруг опирается на меня. Чувствую приятную тяжесть его маленького крепкого тельца. Ребенок смотрит прямо в глаза и молчит.

Мне вдруг необыкновенно нравится этот серьезный мальчик. Он хватается за мою ладонь, не отводя пристального взгляда. В глазах — сосредоточенность, уверенность и сила. Еще немного, и он крепко, по-мужски возьмет меня за руку и поведет гулять, как взрослый. Нет, не жалость вызывает этот храбрый малыш, а искреннее взрослое уважение.

Мы прощаемся с Катей и Макаром около того же православного прихода и договариваемся увидеться в Питере. Мне очень хочется увидеть ее дочку — наверное, такая же, как мама, красивая, упорная, лучистая. Марта очень переживает за брата, звонит и спрашивает о нем каждый день. Иногда плачет. «Не смогу я ее больше так надолго оставить, — признается Катя, — даст Бог, в следующий раз все вместе приедем».

Дай Бог.

В конце подобных текстов принято просить репостов, комментариев или денег. Я не буду этого делать, а просто оставлю здесь контакты Кати, Марты и Макара Стрельник. Уверена, у них все получится и Макар обязательно дождется своего чуда. А вы просто поступите так, как подскажет вам ваше, к счастью, здоровое сердце.

Виктория Хогланд

опубликовано 22/08/2017 14:38
обновлено 15/09/2017
Интересные письма

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Olg-a
22/08/2017 21:26 #

Olg-a Россия, Екатеринбург

Читаю и плачу... У меня доченька умерла... Ни какая операция нам не помогла, и билось наше сердечко 3 месяца и 7 дней, порок был тяжелыми, а самое страшное, что в России сделать операцию можно, но выходить ребенка такого очень сложно... В 3 месяца мы попали в больницу с небольшим ухудшением, вместо анализов им обследования и хоть чего то!!! Нам назначили "волшебный элькар" я просила хоть что то сделать... А мне сказали: у нас только реанимация есть.... В больнице где мы лежали кипятили одноразовые шприцы для кормления детей((( одни весы на все отделение... Иногда мне кажется, что если б она родилась в той же Голландии, то пошла бы сейчас в детский сад... А нам мамам которые потеряли деток только и остается, что быть сильными и надеяться на лучшее. Желаю здоровья малышу!!!! Сил и надежды маме...
1

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха