25 декабря мы отвели с любимой подружкой Леной детей на праздничное представление со Свинкой Пеппой. Основной драматический конфликт часовой кукольной пьесы состоял в том, что крыша в школе Свинки Пеппы, Овечки Сюзи, мистера Картошки и прочей фауны протекает и им нужны деньги на новую,  а денег, соответственно, нет, потому что кризис в стране.  И вот зверушки организуют разные акции по сбору средств на эту самую крышу. Представление, замечу, для детей от двух лет. Про Рождество или Новый год ни слова. Мы с Леной, честно говоря, боялись, что куклы пойдут по рядам — трясти детскими копилками и собирать дань с родителей. И вот кульминация пьесы: герои вместе со всем залом пересчитывают собранные деньги. Что нам Лопахин с его садом или Катерина, которая не летает, как птица? Три тысячи шестьсот евро заработали Педро Пони и Зои Зебра на торговле самодельной пиццей! Теперь крыша спасена, ура! Занавес. Вместо бездумных плясок у елки и бормотания стихов детьми усвоен суровый жизненный урок. 

А вообще, может, и неплохо все это. Ребятишки в Нидерландах не просто так с раннего детства знают цену деньгам. На неделе были в магазине игрушек, и пока Коринн металась по нему, как торнадо по Канзасу, кудрявые беленькие ангелочки, зажав в потной ладошке десятку евро, скрупулезно высчитывали, на что именно им хватит денег. А папы и мамы стояли в стороне и спокойно ждали.

Мы с дочкой решили создать себе праздничную атмосферу фотосессией у нашей любимой Ани. Но Коринн была не сильно в настроении, закатывала глаза, кидалась игрушками и требовала печенек. Пришлось пригрозить, что если не изобразит радость и счастье, прифотошопим под елку сразу всех детей Кейт Мидлтон вместо ее унылой физиономии.

Теперь, наконец, про Рождество и Новый год. Многие спрашивают, как голландцы празднуют и что едят. Отчитываюсь: празднуют скучно, семейно, не сравнить с нашим новогодним угаром. Правда, в конце декабря все начинают спускать адские суммы на различные фейерверки. В конце прошлого года страна с населением в 17 миллионов человек грохнула 68 миллионов евро на петарды, хлопушки и прочее. Голландцы их просто обожают! Насчет еды — никаких особых рецептов нет, в ресторанах обычно кормят стандартными европейскими блюдами. Зачастую акцент делается на разную дичь. Например, кролик с лесными грибами, фаршированный рябчик или, скажем, бифштекс из оленя под клюквенным соусом. Очень вкусно.

Вот о рождественских кроликах и пойдет сегодня речь.

Есть такая старая голландская праздничная песня про мальчика и его питомца Флаппи. Звучит она очень забавно, если не вслушиваться в текст. Я перевела, как могла, вам пару куплетов. Послушайте хотя бы начало в оригинале, тогда будет понятно, насколько это странное произведение.

Вот рождественское утро,

Клетка кроличья пуста.

Мой дружок, пушистый Флаппи,

Испарился без следа.

ПРИПЕВ

Точно помню, что калитку

Закрывал я на замок

И шептал «Спокойной ночи,

Сладких снов тебе, зверек».

 

Мама, мама, где же Флаппи?

«Я не знаю», — был ответ.

Я кидаюсь было к папе,

Но и там ответа нет. 

Я обегал всю округу,

Я обшарил каждый куст.

«Флаппи, Флаппи», — звал я друга.

Друга нет. И домик пуст. 

А дальше идет нечто, да такое, что мой хилый стихотворный талантишко отказывается переводить и рифмовать. Папа-садист за рождественским ужином, передавая мальчику серебряное блюдо с мясом, зловеще прогрохотал: «Вот он, твой Флаппи!» (Дэвид Линч истерически всхлипывает на плече у Даррена Аронофски.) Рыдающий мальчик обзывает отца ужасным человеком и убегает к себе наверх. «Ах, если бы я знал тогда, что я знаю сейчас, когда закрывал Флаппи на ночь», — сокрушается мальчик.

Нормально, да? Черный рождественский юмор и социопаты родители. Что называется, life is a bitch, и чем раньше вы это поймете, тем лучше. А вы меня про голландские традиции спрашиваете.

 

А теперь настоящая голландская рождественская история. Главный герой — мой муж Адри.

Предпринимательская сущность Адри начала проявляться с раннего детства. Денег в семье было немного, а новый велосипед очень хотелось, так что выход был один — запустить успешный стартап и, собрав урожай в виде дивидендов, купить себе двухколесного друга. Дело было осенью, и десятилетний Адри надумал основать ни много ни мало — кроличью ферму. Инвестором выступил Дедушка Ян. Бизнес-модель была проста — один упитанный кролик сорта «фламандская роза» стоил под Рождество не меньше десяти гульденов. Закупочная цена примерно такая же. А способности кроликов к размножению, как известно, выдающиеся. Адри закупил четырех грызунов, оборудовал им небольшой загончик и терпеливо стал ждать прибавления в зверином семействе. Кормил травой, которую собирал в окрестностях деревни. Мы и сейчас живем через дорогу от этих необъятных просторов — красота просто неописуемая.

Правда, без транспорта было сложно, и потому мальчик, подумав, смастерил деревянный грузовик. Отсутствие мотора в нем компенсировалось дыркой для ног. Вышло нечто среднее между средневековым плугом и «Ниссаном Наварра». Адри впрягался в него и шел собирать траву, складывая ее в приделанный к «автомобилю» мешок.

А потомства все не было. Более того, животные вообще не проявляли друг к другу никакого интереса. Обеспокоенный десятилетний бизнесмен привел к загончику своего знакомого и указал на тревожащее его отсутствие необходимого темперамента. И что? Все четверо грызунов оказались крольчихами! Родители рассказали мальчику все про пестики и цветочки, а вот азы кроличьей физиологии упустили. Наш неискушенный в житейских вопросах, но предприимчивый герой быстро нашел выход. У его дяди была большая ферма, и вот туда-то юный бизнесмен и стал возить свой гарем на вечерние дискотеки с продолжением. Семья семьей, а копеечка никогда не помешает, потому каждый акт любви стоил незадачливому заводчику пятьдесят центов. Интимные свидания тщательно фиксировались и заносились мальчиком в особую тетрадочку.

Тем временем параллельно развивалась еще одна захватывающая сюжетная линия. Адри был влюблен в дочку деревенского мэра — девочку Мириам. А дальше прямо как в сказке Андерсена — заносчивая дочка богатых родителей и смотреть не хотела на кудрявого сына местного булочника. Ее можно понять — впереди ждет ослепительное будущее, а вокруг скрипит колесами бедный паренек, торчащий посреди самодельного грузовика. Из активов — мобильный кроличий бордель и мешок голландской травы. Добряк Ханс Кристиан с удовольствием сначала бы угробил гордячку, а потом отправил бы, парализованную, в ад глотать лягушек и гореть в геенне до конца времен, но реальность оказалось иной.

Обуреваемый нежными чувствами Адри выбрал самую упитанную и дорогую крольчиху в своем заведении и сентиментально назвал ее Мириам в честь своей первой любви, чтобы заботиться о ней и в горе и в радости. Дальше события развивались, как пишут в романах, стремительно и непредсказуемо. Кроличьи загулы, наконец, принесли ожидаемое потомство. Адри заработал свою копеечку и уже был готов бросить к ногам любимой весь мир, но вероломная красавица вновь его отвергла — отправилась на рождественскую ярмарку с богатым мальчиком Хилке из семьи кондитеров. Сердце сына булочника было разбито. В отчаянии он продал изрядно растолстевшую Мириам-животное местному мяснику, отомстив таким образом коварной красавице и приумножив свои богатства. Заключительная сцена расставания: идет нарезка кадров кроличьего детства в полях вперемежку с крупными планами лица Мириам-человека. (Дэвид Камерон откидывается в режиссерском кресле и выдыхает: «Готово!».)

Как развивались дальнейшие события, вы знаете — Адри вырос, женился на принцессе и родилась у них дочка-красавица Коринн. Кондитер свою Мириам, в конце концов, бросил, и жила она одна следующие пятьдесят лет, объедаясь сладостями, пока ее не съели собственные кошки.

Тут и сказке конец, а тех, кто слушал, — с праздниками!

Виктория Хугланд

опубликовано 06/01/2018 17:14
обновлено 19/01/2018
Интересные письма, Мир детства

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха